Антикоррупционная реформа провалилась – выводы экспертов

В информационном агентстве «УНН» состоялся круглый стол на тему “Реформа антикоррупционной политики: стоимость, институты, результаты”, во время которого прошла презентация одноименного исследования Украинского института анализа и менеджмента политики» №3 из цикла «Цена реформ». В работе круглого стола приняли участие – Даниил Богатырёв – эксперт УИАМП, соавтор исследования, Руслан Бортник – директор УИАМП, Анатолий Пешко – доктор экономических наук, Академик и Вице-президент Академии экономических наук Украины, Кирилл Молчанов – эксперт, Валентин Гайдай – политический эксперт, Николай Спиридонов – политолог, Василь Вакаров – эксперт по антикоррупционной политике, Владислав Дзивидзинский – политический эксперт, Денис Гаевский – политический аналитик, Александр Теплюк – политтехнолог, Назар Крыцкалюк – экономический эксперт и Игорь Печёнкин – руководитель Центра антикоррупционных исследований.

На мероприятии рассматривались результаты масштабных антикоррупционных реформ проведенных в Украине, создание и размеры финансирования антикоррупционных структур, а также – итогов их деятельности за период с 2015 по 2017 годы; оценку реформы международным сообществом,.

Открывая круглый стол, директор УИАМП Руслан Бортник отметил, что страна находится в конце политического цикла. «Власть сменилась 4 года назад и сегодня действительно есть основания говорить об успехах и поражениях, полученных Украиной в этот четырёхлетний период» – отметил эксперт. Он подчеркнул, что Украинский институт анализа и менеджмента политики взялся за эту задачу и на круглом столе будет представлено исследование №3 “Реформа антикоррупционной политики: стоимость, институты, результаты”.

После вступления, Р. Бортник передал слово эксперту УИАМП Даниилу Богатырёву, который представлял исследование, сопровождая его презентацию комментариями. В частности, он отметил, что за период с 2015 по 2019 год на деятельность Национального антикоррупционного бюро, Специализированной антикоррупционной прокуратуры и Национального агентства по предотвращению коррупции будет потрачено 5,1 млрд. гривен. 2,2 млрд. из них – затраты, заложенные в бюджете на этот год. При этом, за период с 2015 по 2017 годы сумма убытков, компенсированных государству НАБУ и САП составила 250 млн. грн. Кроме того, по заявлениям руководителей ведомств, было предотвращено разворовывание ещё почти 2 млрд. гривен. Однако, даже с учётом предотвращённых от разворовывания средств, результат деятельности антикоррупционных структур не покрывает 2,9 млрд. грн., потраченных на неё с 2015 по 2017 годы включительно. «По состоянию на сентябрь 2017 года, НАБУ и САП передали в суд 86 дел. Из них, решения были вынесены лишь в 23 случаях, а в законную силу вступили всего 17 обвинительных приговоров» – сказал эксперт. Д. Богатырёв также отметил, что претензии о неэффективной работе относятся и к НАПК, которая, за весь период своего существования проверила лишь 11 деклараций народных депутатов за 2015 и 2016 годы (из 846 деклараций). В дополнение к вышеизложенному, эксперт заявил, что антикоррупционный суд вряд ли будет создан до 2020 года.

По итогам презентации исследования, с комментариями выступили эксперты УИАМП и приглашённые гости.

Первым поделился своим экспертным мнением доктор экономических наук, Академик и Вице-президент Академии экономических наук Украины Анатолий Пешко.

«Для того, чтобы наши люди принимали правильные решения во время голосования, крайне важно, чтобы они владели объективной информацией, которую сегодня не предоставляют СМИ Украины. И наш сегодняшний форум позволяет донести до людей хотя бы краюшек той скрытой информации, которой они не владеют» – отметил он. Академик подчеркнул, что в аграрном секторе коррупция приобретает колоссальный размах. По его словам, власть выживает и сопротивляется давлению со стороны западных партнёров за счёт средств, полученных от лишения аграриев льготной системы налогообложения, которое имело место в бытность А. Яценюка премьер-министром. По подсчётам А. Пешко: – «Власти ежегодно воруют из аграрного сектора более 160 млрд. грн. Без учёта агроперерабатывающей отрасли, пищевой промышленности и т.д.». Эксперт отметил, что к этому следует добавить колоссальные объёмы коррупции в сфере тарифообразования. Кроме вышеперечисленных сфер, подводя итоги выступления, А. Пешко сделал акцент на проблемах коррупции в области медицины, связанных с идущими реформами.

Далее эстафету комментариев принял антикоррупционный эксперт Василий Вакаров. Своё выступления он начал с напоминания о том, что дискуссия о том, как побороть коррупцию в Украине, шла с 2014 по 2015 гг., и в итоге победила «самая худшая концепция из всех, обсуждавшихся за столами переговоров». По его словам, антикоррупционная стратегия, принятая парламентом и утверждённая президентом в 2014 году, действовала до 2017 года включительно и, на данный момент, не действует, как и антикоррупционная программа правительства. «Даже органы государственной исполнительной власти не выполняют требований действующего законодательства и не утверждают антикоррупционные программы» – заявил эксперт и добавил, что антикоррупционная реформа в Украине потерпела крах. В. Вакаров также отметил, что исследование УИАМП – едва ли не единственное, которое обращает внимание на сопоставление потраченных на антикоррупционные органы средств с эффектом от их деятельности. «В Украине нет реального систематического исследования уровня коррупции в стране» – подытожил он.

Политический эксперт Владислав Дзвидзинский своё выступление он посвятил влиянию коррупционных процессов на средний и малый бизнес. «За границей даже коррупция имеет определённую ответственность. То есть, когда кто-то даёт взятку должностному лицу, оно, как правило, выполняет обещание. А у нас, к сожалению, даже эти условия стёрты» – обратил внимание эксперт на всеобъемлющий характер украинской коррупции. По его словам, это свидетельствует об отсутствии правил игры, необходимых для ведения бизнеса на любом уровне. «Мелкий частный предприниматель, не имея возможности подстроиться под правила игры, вынужден действовать в условиях «большого ожидания», на языке экономики называемого рецессией» – заявил политолог. В. Дзвидзинский отметил, что убыточные предприятия, которыми, по факту, являются антикоррупционные органы Украины, в бизнесе принято закрывать и переучреждать на новых условиях с новыми концепциями работы. Подводя итог, он заявил, что коррупция приводит к закрытию малых и средних предприятий, что, в свою очередь, влечёт за собой сокращение количества рабочих мест, рост трудовой миграции, и обнищание населения.

Политтехнолог Сергей Нуждин представил социологию отношения общества к проблемам коррупции. «Общество не видит существенных изменений и существенной борьбы с коррупцией за последние четыре года, вместо этого замечая увеличение объёмов коррупции» – начал своё выступление эксперт. Согласно данным, представленным С. Нуждиным, украинцы не видят реальных изменений в сфере противодействия коррупции в силу малого количества лиц, привлечённых к уголовной ответственности и низкой эффективности работы специализированных антикоррупционных органов. По словам политтехнолога, треть опрошенных отметила, что прибегает к коррупции из-за того, что не может решить те, или иные вопросы законными методами. «За минувший год 25% респондентов лично давали взятку» – привёл С. Нуждин данные опроса. Подводя итог, он отметил, что наше общество видит коррупцию и рост её масштабов, но не готово бороться с этим явлением «уже здесь и сейчас».

Политолог Кирилл Молчанов считает, что о проблемах с коррупцией в Украине можно говорить бесконечно, потому как ощутимых успехов на этом направлении мы не наблюдаем. «Я не соглашусь с тем, что коррупция является одним из факторов, которые угрожают нашей государственности» – продолжил эксперт. По словам К. Молчанова, в экономически развитых странах проблема коррупции решается на низовом уровне, чтобы она не мешала гражданам в их повседневной жизни, а элиты договариваются между собой, принимая законы о лоббизме и легализуя часть коррупционных потоков. «Вся борьба с коррупцией в Украине сводится к тому, чтобы отвлекать внимание внешних партнёров, требующих изменений в этой сфере, и демонстрации того, что внутри страны есть какие-то политические сдвиги» – заявил К. Молчанов. По его словам, президента, скорее всего, «додавят» в вопросе создания антикоррупционного суда, но вряд ли это изменит ситуацию.

Руководитель Центра антикоррупционных исследований И. Печёнкин начал своё выступление с констатации того, что эмоциональное отношение общества к проблеме коррупции вызвано общим обнищанием населения и анемией права. Затем эксперт обратил внимание на разницу в объёмах финансирования «старых» и новых силовых антикоррупционных структур с явным перевесом в сторону первых. «Я не соглашаюсь с тем, что на нас могут проводить какие-то эксперименты, ведь мы должны иметь стратегическое видение того, что и как мы будем делать, а также – контролировать эти процессы» – отметил эксперт. В завершение И. Печёнкин сказал, что основной проблемой в обсуждаемой сфере является игнорирование властью возможностей гражданского общества. Это, в свою очередь, способствует бесконтрольности государственного управления.

Политолог Николай Спиридонов считает вопрос коррупции парадоксальным. С одной стороны, все понимают необходимость борьбы с ней, а с другой – преодоление коррупции в высших эшелонах власти способно нанести удар по международно-политической субъектности страны. «В лице НАБУ, САП и ВАСУ, наши западные партнёры пытаются создать трёхступенчатую систему контроля за представителями украинской власти» – заявил политолог. Говоря о перспективах создания антикоррупционного суда, эксперт отметил, что он вряд ли заработает до 2019 – 2020 годов. Кроме того, по словам Н. Спиридонова, ввиду многолетнего отрицательного отбора в органах прокуратуры, в Украине сложилась ситуация, когда адвокатура всегда сильнее представителей стороны обвинения.

Далее слово было предоставлено экономическому эксперту Назару Крицкалюку. Своё выступление он посвятил анализу вопросов коррупции в Государственной фискальной службе. «Реформа ГФС создала большие проблемы на местах, где действует по две районных инспекции, одна из которых работает по старому штатному расписанию, а другая – по новому. Отсутствует чёткая вертикаль подчинения «район – область – страна» – заявил эксперт. Также он отметил, что сейчас, как и ранее, НДС возмещается в ручном режиме, а вместо сокращения количества чиновников происходит создание новых структурных подразделений с переводом сотрудников туда.

Политический аналитик Денис Гаевский обратил внимание на то, что между степенью деиндустриализации и уровнем коррупции существует линейная зависимость. По словам аналитика, Болгария, Греция, Румыния и Венгрия являются наиболее коррумпированными странами ЕС. «Поскольку Украина становится так называемой «сельскохозяйственной сверхдержавой», совершенно очевидно, что борьба с коррупцией едва ли будет успешной» – отметил эксперт. Подводя итог, Д. Гаевский заявил, что западные политики были «учителями» украинских элитариев в вопросах коррупции с первых лет независимости.

В завершение круглого стола, Руслан Бортник констатировал, что на деятельность антикоррупционных органов в последние годы были потрачены миллионы, а её результаты оставляют желать лучшего. «В следующем политическом цикле общественность будет требовать реальной борьбы с коррупцией и, я надеюсь, после 2019 года мы увидим присуждение реальных тюремных сроков за коррупцию» – подвёл итог мероприятия директор УИАМП.

Презентация и текст исследования – https://uiamp.org.ua/cref/vypusk-no3-cikla-cena-reform-antikorrupcionnaya-reforma

Видео круглого стола – https://www.youtube.com/watch?v=JtgQrIiv61U

Похожі записи: